"Существует только одна наука - это наука история", - писал столетие

 

Было время, когда в нашей стране изучение прошлого сводили к голым схемам, к "обществоведению", как это тогда называлось. Знание же конкретных фактов, имен исторических деятелей, дат, исторических названий считалось излишним.

Для того, чтобы убедить ребенка или даже взрослого принять необходимое, но невкусное лекарство, его обычно, скрывают в сладкой оболочке или помещают в красивую разноцветную капсулу. Подобным же образом поступали, начиная с глубокой древности историки, когда хотели побудить подрастающее поколение к изучению событий прошлого или законов истории. Об этих событиях рассказывали не только в хрониках и скучных исторических пособиях, но и в очерках или исторических повестях, занимательность которых привлекала читателя. Чем больше был талант рассказчика, тем охотнее читали и переписывали его произведения; некоторые из них сделались на многие века образцами исторических сочинений. Одним из таких классиков науки стал грек Плутарх, самый крупный представитель так называемого биографического жанра в истории. И по сегодняшний день во многих странах, культура которых выросла на базе античности, писатели пытаются рассказать об окружающем их мире, составляя биографии современных деятелей культуры или общественной жизни. Такие книги пользуются большим успехом, выходят целыми сериями (например, популярная у нас серия "Жизнь замечательных людей"; иногда книги с биографиями современных исторических деятелей называют "Новый Плутарх".

Кем же был этот писатель, навеки вошедший в историю литературы? Греческий ученый и общественный деятель, Плутарх из Херонеи (47-120 гг. н. э.) происходил из знатной и богатой семьи, получил прекрасное образование в Афинах и Александрии - культурных центрах тогдашнего греческого мира. Еще в юности Плутарх изучил всю историческую и философскую литературу греков и стал одним из самых образованных людей своего времени.

В эпоху Плутарха Греция уже давно утратила независимость и превратилась в одну из многочисленных провинций Римской империи. Римские завоеватели жестоко угнетали подчиненные народы. Однако с греками они обращались несколько мягче. Высокие достижения эллинской культуры приносили Риму немалую пользу: знатные римляне охотно читали греческие книги, украшали свои дома греческими статуями, а иногда перевозили в Италию даже целые архитектурные сооружения. Вскоре они поняли, что выгоднее приглашать в Италию греческих зодчих и ваятелей, чем перевозить по морю статуи или части зданий. Римские ученые пользовались достижениями греческих медиков, историков, агрономов, архитекторов, и жизнь в Риме благодаря этому становилась более комфортабельной и приятной. "Греция, взятая в плен, победителей диких пленила",- писал на рубеже новой эры поэт Гораций.

Исключительная образованность Плутарха сделала его желанным гостем в Риме. Он был принят и даже играл некоторую роль при дворе императора Траяна (98-117 гг. н. э.). Соотечественники тоже осыпали Плутарха почестями, справедливо полагая, что уважение, которое ему оказывал император, не может не отразиться на их собственной судьбе. Когда писатель умер (120 г.), ему на общественный счет был сооружен памятник. Впоследствии на этом памятнике была выбита стихотворная надпись поэта Агафия. В надписи говорилось о том, что жизнь Плутарха принесла богатые плоды и много пользы людям. В своих "Параллельных жизнеописаниях" он сумел найти в Риме параллели к жизням замечательных людей Греции, но,- писал Агафий,- "жизнь самого Плутарха была столь замечательна, что к ней даже он сам подобрать параллель бы не смог".

Чем же заслужил Плутарх столь высокую похвалу? Безмятежное благополучие, сопутствовавшее его жизни, позволило Плутарху написать такое количество произведений, каким могли похвалиться лишь очень немногие из античных писателей. До нас дошло 154 полностью сохранившихся произведений - более четырех тысяч современных книжных страниц, а еще приблизительно столько же было утрачено за те столетия, которые отделяют время писателя от начала книгопечатания. Боль-шинство книг Плутарха посвящено философским, религиозным, моральным и близким к ним вопросам.

Широкому читателю Плутарх известен более всего как историк. Наибольшим успехом как при жизни автора, так и в последующие века пользовались его "Параллельные жизнеописания". Биографическая форма изложения исторических событий не была изобретением Плутарха. Задолго до него александрийские ученые составляли жизнеописания известных поэтов, философов и других знаменитых людей. Но Плутарх был, возможно, первым, для кого биографии стали основной формой изложения истории: он писал биографии политических деятелей и пол-ководцев, вплетая события истории страны в канву их жизни.

Книги Плутарха неслучайно названы параллельными или сравнительными жизнеописаниями, так как из пятидесяти написанных им биографий - сорок пять соединены в пары. (Одна группа биографий рассказывает, правда, сразу о четырех героях - братьях Гракхах и двух спартанских царях-реформаторах Агисе и Клеомене.) Греческий герой соединен всегда в пару с римским. В конце каждой пары биографий Плутарх дает сопоставление, в котором определяет черты сходства и различия между греческим и римским героями. Однако эти сопоставления часто надуманы и не могут убедить читателя в близости характеров или обстоятельств жизни обоих.

Что же заставило Плутарха группировать биографии своих героев таким образом? Такое необычное объединение людей, живших в различных исторических условиях, отделенных друг от друга целыми столетиями, носит, конечно, искусственный характер и объясняется прежде всего желанием Плутарха угодить римлянам. Следует помнить, что книги Плутарха писались в период, когда римские завоеватели открыто высказывали презрение к утратившим независимость "гречишкам". Плутарху было важно найти в прошлом доказательства величия своего народа. Но он никогда не мог забыть, что, как он писал, "над головой Греции занесен римский сапог", и старался не сердить завоевателей, чтобы их гнев не пал на него и его сограждан. Римляне интересовались прежде всего историей своего государства и только в дополнение к ней милостиво соглашались познакомиться с историей других народов. Если бы Плутарх написал биографии одних только греческих героев, римляне могли бы усмотреть в такой книге дерзкий вызов своему могуществу. Некоторым читателям может показаться, что слишком уж легко и быстро Плутарх смирился с чужеземным игом. Он не скрывал, что ищет дружбы и покровительства римских вельмож, но утверждал, что делает это только для пользы родного города Херонеи и всей Греции. Он был искренно уверен, что былой свободы и независимости грекам уже не вернуть, в лучшем случае они могут занять в империи второе место после римлян. Не следует, пожалуй, обвинять Плутарха в конформизме, приспособленчестве. Как историк он хорошо знал, как жестоко расправлялись римляне со всякими попытками отстоять национальную независимость, какими горькими слезами отливались они тем народам, которые осмеливались поднять восстание против жестокого ига. И не его вина, если он не мог предвидеть, что недалеко то время, когда великая Римская империя начнет распадаться и благодарное че-ловечество сможет без всяких оговорок оценить подвиги греческих героев и тот вклад, который внесли греки в сокровищницу мировой культуры. И если сегодня мы можем оценить этот вклад и подвиги греческих героев, то немалая заслуга в этом - подвижническая работа Плутарха, отличавшегося если не любовью к риску, не дерзкой смелостью, то во всяком случае твердостью убеждений и завидным трудолюбием.

Около трети из написанных Плутархом биографий (в том числе жизнеописание Эпаминонда, любимого земляка Плутарха, освободившего родную Беотию от спартанского ига) не дошло до нашего времени. Более всего Плутарха привлекают те герои, имена которых связаны с поворотными моментами истории: из греческих героев Плутарх выбирал в основном тех, которые жили в период наивысшего государственного и культурного расцвета Греции - в V-IV веках. Биографии Плутарха дают настолько подробное изложение событий периода расцвета Греции, что вполне могут служить хорошим учебником истории этого времени. То же можно сказать и об истории Рима, но здесь интерес Плутарха сосредоточен на наиболее бурном периоде - эпохе гражданских войн и кризиса республики.

Каждая биография Плутарха представляет собой законченное художественное произведение, в котором жизнь человека прослежена от рождения и до самой смерти. Все эпизоды тщательно отобраны и подчинены единой идее. Замечательный талант подсказал писателю единственно верный для такого рода произведений прием, а именно - использование драматической формы, разработанной великими греческими трагиками. В жизни каждого выдающегося человека бывает "завязка", когда определяется его дальнейшая судьба, и "апогей" - звездный час, когда он получает возможность выполнить свое историческое предназначение. Естественной развязкой драмы человеческой жизни бывает смерть, обстоятельствам которой Плутарх уделяет немало места. Законченность формы приводит к тому, что исторические события как бы сконцентрированы вокруг жизни героя; Плутарх держит читателя в постоянном напряжении, в ожидании того, как эти события отразятся на жизни героя, сумеет ли он овладеть ими или станет жертвой исторических катаклизмов. В различные времена людям становились особенно близкими то одни, то другие из описанных Плутархом периодов. В XIX в. наиболее интересным казался период расцвета афинской демократии, блестящая эпоха Перикла, свободолюбивые речи Демосфена. В наше время особый интерес вызывает настроение римских граждан, переставших увлекаться политикой и стремившихся только к спокойной жизни и благосостоянию. Такое изменение в настроении общества, падение интереса к политике и отсутствие стремления к участию в защите родины и к управлению государством привели к замене римской республики императорским строем.

Хотя русская пословица и гласит, что чужой опыт никого ничему не может научить, но, размышляя над биографиями Плутарха, читатель невольно задумается над проблемами современности. Достоинством этих биографий является прежде всего глубокая психологичность в описании поведения и мыслей основных персонажей. "Мы пишем не историю, а жизнеописания,- говорит Плутарх в биографии Александра,- часто какой-нибудь ничтожный поступок, словцо или шутка лучше обнаруживают характер человека, чем битвы, в которых гибнут десятки тысяч, руководство огромными армиями или осады городов. Подобно тому, как художники, мало обращая внимание на прочие части тела, добиваются сходства благодаря точному изображению лица и выражения глаз, в которых проявляется характер человека, так и мне пусть будет позволено, составляя жизнеописание, углубиться в изучение признаков, отражающих духовный мир человека, предоставляя другим воспевать великие дела и битвы".

Отбирая материал для своих биографий, Плутарх стремился не только образовывать, но и воспитывать своих читателей. Мало сказать, что Плутарх был чужд очернительства; наоборот, если можно было рассказать о своем герое что-нибудь хорошее, Плутарх никогда не упускал такого случая: "Справедливость требует,- говорил он,- чтобы историк сообщал о своих героях то, что считает истиной. Если же нельзя установить истину, нужно, чтобы историк рассказывал хорошее, а не плохое". Руководствуясь этим правилом, Плутарх иногда умалчивает о фактах, которые, с его точки зрения, противоречат характеристике описываемого человека. Добросовестный историк, он не выдумывает и не извращает фактов, но иногда, когда для писателя важно было подчеркнуть значение какой-либо черты характера, Плутарх охотно пользуется сомнительными свидетельствами, отыскивая их среди малоизвестных, не внушающих доверия источников. Основную цель работы Плутарх видел в том, чтобы его биографии вызывали желание походить на тех людей, судьбы которых он описывал.

"Бесполезны,- пишет он в биографии Перикла, - такие произведения, которые не вызывают стремление к подражанию доблестным делам. Люди не только вос-хищаются, но и желают походить на тех, кто их совершает".

До известной степени Плутарху удалось достичь своей цели. У его героев есть чему поучиться. Каждый восхищается упорством Демосфена, который, несмотря на природный дефект речи, сумел сделаться величайшим оратором, или Юлия Цезаря, способного заниматься одновременно тремя делами сразу. Не меньшее восхищение вызывает начало политической карьеры оратора Цицерона, мудрость Перикла или безудержная храбрость Александра Македонского. Героическая жизнь римских борцов за свободу братьев Гракхов произвела такое впечатление на вы-дающегося деятеля Великой французской революции Бабефа, что он даже присвоил себе это имя и стал именовать себя Гракхом Бабефом. Не только французские революционеры, но и наши соотечественники - Суворов, декабристы - увлекались героями Плутарха. Известные трагедии Шекспира "Юлий Цезарь", "Антоний и Клеопатра", "Кориолан" представляют собой драматургические переложения состав-ленных Плутархом жизнеописаний.

Последние десятилетия биографии Плутарха несколько раз издавались на русском языке. Однако подлинный текст Плутарха представляет для современного читателя почти непреодолимые трудности. Обилие малоизвестных имен, непонятных исторических терминов приводят к необходимости снабжать объяснительными примечаниями чуть ли не каждую вторую фразу; в результате этого пропадает художественное достоинство биографий и теряется интерес к фабуле.

 



  • На главную